Thoughts on Freedom

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Thoughts on Freedom » WAITING ROOM » больше, чем верность;


больше, чем верность;

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Кличка-
Полное имя: Лэ-Рей.
Терпит такое сокращения, как Рей.

2. Пол-
Кобель.

3. Раса-
Собака.

4. Возраст-
5 лет.

5. Порода-
Кавказская овчарка.

6. Внешность-
Лэ-Рей -  прекрасный представитель своей породы. Он достаточно велик даже для своей породы. Коренастый, с мощной, хорошо развитой грудиной и толстыми лапами. Шерсть у Рея не такая длинная, как у большинства представителей его породы, но достаточно густая для того, что бы защищать пса от холода. Шерсть та на ощупь не слишком приятная, даже напротив: грубая и жесткая. Цвет – песочный, с затемнением почти до черного на морде, на купированных ушах, лапах и кончике хвоста. Хвост, кстати, пушистее, по сравнению со всем телом.
Морда не длинная, скорее даже кажется немного коротковатой, по сравнению с головой. Туловище вытянутое, коренастое и мощное. На первый взгляд, сразу и не скажешь, что Лэ-Рей может быть достаточно ловким и быстрым при желании.
Брови у собаки черные, что придает ему ощущение какой-то завсегдатай внутренней нахмуренности. Язык розовый, зубы уже немного пожелтели от времени.
Глаза у пса карие, с каким-то золотистым отблеском. Они выражают внутреннюю напряженность зверя, его готовность подчиняться и идти вперед, за зовом Службы.
Почти весь Лэ-Рей находится в напряжении. Его тело готов сорваться в любой момент, что бы пуститься следом за убегающим лагерником. 
Весь Рей покрыт шрамами и царапинами, что рассказывает о его великом  и не слишком приятным прошлом.

7. Характер-
Все, что знал Лэ-Рей, что признавал, что ценил и что любил – это Служба. Ей он был отдан до конца, от кончика носа до кончика хвоста. Он осознано разрешал затягиваться ошейнику обязанности на своей шее и только охотнее подставлял её. Вера, что Служба вернется и позовет его снова стала неотъемлемой частью Рея. Если бы кто-то сказал бы ему, что его бросили, оставили и покинули, что никто никогда не вернется за ним, его не позовут охранять слаженную шеренгу каторжников, выслеживать убегающих и сдержано вилять хвостом Хозяину, он бы не поверил. А если бы поверил – издох бы. Вера – все, что осталось у пса. Он ею дышит, ею живет.
Лэ-Рей суров, недоверчив и молчалив. Он считает себя выше остальных, так как он Служит, а все остальные только тыняются без дела, не зная, куда себя деть.  Обидчика ему проще проигнорировать, чем отвечать клыками и яростью. Нет, не потому, что Рей не агрессивен. Напротив: поискать бы еще пса позлее. Просто его учили выдержке, его учили показывать злость только тогда, когда на это есть необходимость. Да и к тому же – многолетняя выдержка и привычка, что ничье слово не имеет вес, кроме веса Хозяйского слова. Лишь только он один говорит правду, все остальные говорят лишь ложь, а правду – никогда. 
Все свои эмоции Лэ-Рей прячет, считая, что он не может позволить себе такой вольности: проявления этих самых эмоций. Хотя на самом деле, как и любое закрытое в себе существо, он раним. Но раны свои зализывает в тишине, в одиночестве, не принимая никакой помощи. Потому что военная гордость и неприступность – свойства характера Рея. Он может переживать, может чувствовать, хотя на вид – просто управляемая человеком машина, на время оставшаяся без водителя. Он будет оставаться холоднокровным и замкнутым, будет молчаливым и терпеливым.
Хотя внутри Лэ-Рея буря эмоций. Он не может понять, что происходит и с какой целью его отправили прочь от закрытой колючей проволкой территории. Нет, он не сомневается. Он никогда не сомневается в Службе и в том, что он до конца будет предан своему долгу. Просто он не может понять, что от него требую и винит себя за это. В его голове всегда есть место четкому анализу ситуации, оценке обстоятельств и возможных исходов событий, но он не может понять своей задачи…
Лэ-Рей, будь его воля, мог бы стать отличным интриганом. Он достаточно умен, что бы стать хитрым и ловким, повернуть все так, чтобы все сливки достались именно ему.
Но Служба – Служба для пса превыше всего на свете. А остальное его не волнует.
Лэ-Рей стал пленником собственной ответственности и выдержки. И он не сможет стать действительно свободным. Никогда.

8. Биография-
Все, что Лэ-Рей знал с самого детства были прутья вольера, в котором жил он, его мать и еще несколько щенков. Дни текли быстро, наполненные играми и забавами.
И вот, однажды, дверь вольера открылась и вошли тяжелые, черные, кирзовые сапоги, внося с собой в вольер запах табака и пота. Рею не понравились эти сапоги. Ему не понравился человек в форме, что смотрел на него с верху вниз. Не понравилось его хмурое лицо с тонким шрамом, тянущимся от кончика брови до кончика губы.
Лэ-Рей отпрянул в глубь вольера, в самый угол, напрягаясь и поднимая холку. Остальные щенки с повизгиванием и поскуливанием поползли к этим черным сапогам, в надежде на ласку. Довольная мать подталкивала их. Но человек в два шага преодолел все расстояние вольера, оказавшись рядом с Лэ-Реем. Он схватил щенка за шкирки и поднес к лицу. Псенок испугался, оскалившись и порыкивая на карие глаза двуногого создания.
- Вот этот. Этот хорош, - сказал человек другому, знакомому. Этот знакомый человек носил еду в вольер, Лэ-Рей помнил. – Как звать-то его?
- Лэ-Реем будет, - ответил знакомый.
- Хорошо, хорошо… Он – единственный хороший. Остальных – топи. Подлизы они. Любому руки лизать будут.
И человек вышел, крепко прижимая к себе Лэ-Рея.
Потом, чуть позже Лэ-Рей понял, что это – не просто человек. Это Хозяин. Единственный хозяин, которого надо слушаться и которому надо доверять. Все остальные – враги и воры. Их нужно облаивать, на них нужно бросаться.
Лэ-Рей должен был стать служебным псом. Охранять лагерников, отбывающих свой срок, работающих на шахтах и раскопках.
Бесконечные тренировки, запреты, законы… Лэ-Рей сразу понял, что тот, у кого больше всего злобы – тот хорошо. А у кого этой злобы нет – тот плохо. И потому он начал кидаться на всех, кого видел, за исключением Хозяина. Хозяин – божество. Неприкосновенное божество. Он никогда не ошибается. И лишь его команды стоит выполнять.
Его учили гнаться по следу убегающих, вонзаться в их руку, валить на землю, но не драть, не убивать, а удерживать, пока не придут Хозяева и не крикнут «Фу, Рей! Нельзя!».
Для него любимой командой стала команда «Фас!». Его били палками и кормили горчицей, что бы отучить брать еду у чужих, или добывать её еще каким-либо различными способами, кроме как из рук Хозяина – единственного и любимого Хозяина.
Его обучили, что есть Служба. И Службе нужно отдать всего себя. Охранять лагерников как овец, охрана которых была у него в крови.
Его учили держать колонны, хватать всякого, кто ослушивался приказаний Хозяев. И он с каждым днем становился все больше и больше предан Службе.
Он знал, что если не работаешь – не получишь похлебку. Знал, что он не имеет права на ошибку.
А потом все закончилось. Лагерников перевезли на новое место, но Лэ-Рей об этом не знал. Он думал, что все они сбежали и только он один виноват в этом. Не доглядел…
В собаках отпала необходимость. Хозяин отвел его за колючую сетку и приказал уходить. И Лэ-Рей ушел, потому что он не мог ослушаться хозяина.
Но он всегда ждал зова Службы, продолжая её нести и выискивая бывших каторжников среди обычного люда. Он не ел из чужих рук, потому что его так научили. Он обучился охоте. Мог бы даже убежать и стать вольным зверем, но навсегда на его шее затянулся ошейник Службы, которую он не мог предать.

9. Связь с вами-
ICQ 380053003

10. Статус-
полсердца за шанс

11. Пробный пост-
Лэ-Рей тряхнул мощной башкой, сбрасывая с шерсти капли влаги. Он укрылся под козырьком подъезда какого-то дома, переживая непогоду. Сел прямо, обвернув хвостом лапы, немигающим взором уставившись на капающие с небес капли.
Дождь лил сплошной серой стеной, а Рей все сидел и сидел, не шевелясь и пережидая. Он злился на этот дождь, потому что он мешал ему. Дождь перебивал все запахи, не давая сосредоточиться. В его сером свете все казалось расплывчатым, другим, не правильным. Он не мог сохранять всю бдительность, которая от него требовалась, что бы нести Службу. А он обязан был, должен был всегда сохранять бдительность, быть сосредоточенным на задании, которым его наградили.
Что будет, если под покровом этого дождя, где-нибудь, куда он не может пока добраться, случиться что-то страшное? А он не сможет предотвратить, не сможет уберечь, не сможет противостоять… Как же он потом посмотрит в глаза Хозяину? Что скажет ему? Разве будет он заслуживать прощения?
Нет. Однозначно, нет. Никогда.
Хозяева могут ошибаться… Собаки – нет. Им не дано права на ошибку, они должны во всем поддерживать Хозяев, помогать им, уберегать. Собачья ошибка стоит слишком дорого.
Лэ-Рей фыркнул. Внезапно подступила непреодолимая злость на эту серую стену дождя. На эти капли, на воду, отвратительный шорох который забивал слух. Неужели он, такой большой, сильный, смелый, один из самых лучших, ничего не может сделать с каким-то дождем?!
Рей рявкнул, кидаясь в этот ливень, окунаясь в него с головой. Он не может оставить Службу.

p.s. Так получилось, что вынужден пропасть до воскресенья. Не пугайтесь моего отсутствия, ролевую пока бросать не собрался.

0

2

Хорошая анкета! Принят, спасибо за регистрацию и приятной игры!

P.S.-а меня не будет до 31. так что тоже не пугайся **

0


Вы здесь » Thoughts on Freedom » WAITING ROOM » больше, чем верность;